Главная Новорожденные Детский сад Школа.Дети Развитие,речь,игры Физическое воспитание Здоровье Оригами
Логин:  
Пароль:
Заболевания детей Безопасность Воспитание Рацион питания Дом.Семья Беременность Психология Творчество Детский отдых
Навигация по сайту
Психология детей
Дети 2 лет

Дети 2 лет

Второй год жизни является периодом интенсивного физического развития ребенка, хотя и несколько замедленного по сравнению с первым годом. Повышается сопротивляемость организма, увеличивается длительность бодрствования. Ребенок второго года жизни
26.02.19

Лучшие статьи
Истерика двухлеткиКризис среднего возраста – распространенное клише, к которому мы все давно привыкли и не считаем его чем-то особенным. Но не все знают, что такого рода переломные моменты в становлении личности случаются не только с мужчинами средних лет и взрослеющими подростками, но с маленькими детьми, а именно в двух-, трехлетнем возрасте. Формирование характера ребенка начинается в возрасте около 2-3 лет. Именно в этом возрасте маленький человечек вступает в свой первый кризисный возраст и ему необходима любовь и поддержка родителей. Но что делать, если спокойной до этого момента малыш с ангельским личиком вдруг превращается в маленького домашнего тирана? В чем причина? Прежде всего, нужно разобраться, что происходит с ребенком. Первопричина резкого изменения в поведении ребенка кроется в его стремлении к самостоятельности – это один из самых непростых этапов становления личности. Если раньше ребенок не осознавал себя как личность и почти не проводил границы между собой, окружающим его миром и мамой, принимая все это как единое целое, то теперь пришла пора «оторваться» от материнского сердца. Ведь это уже не тот малыш, который улыбается, когда улыбается мама и спокойно сидит, пока его одевают. Ребенок начинает осознавать собственное «я» и одним из проявлений этого процесса становится изучение границ дозволенного. На первый взгляд, кажется, что ребенок целенаправленно выводит родителей из себя, но это не так. Он просто исследует, что можно, что нельзя и учится манипулировать близкими людьми. В этот момент очень важно не поддаваться на его провокации. «Я сам!» К сожалению, нет четкой возрастной границы, когда начинается первый переходный период. У одних малышей это случается в полтора-два года, другие продолжают радовать родителей лет до трех. Поэтому-то первые признаки кризисного явления могут застать родителей врасплох. Проявления истерики могут быть совершенно разными – от демонстративного молчания до криков, плача и различных форм агрессии. Повод для сцены найдется когда угодно и может быть совершенно ничтожным. Подчас требования, которые выдвигает капризничающий малыш, могут быть невыполнимыми. Иногда это похоже на выплеск скопившегося напряжения, а иногда на целенаправленное выведение из строя одного или обоих родителей. Но как бы то ни было, причина одна: малыш вступает в переходный возраст и осваивает новую систему отношений с окружающими его людьми. Казнить себя родителям не стоит, в любом случае, от чувства вины, которое могут испытывать мама и пап двухлетки, лучше не будет никому. Этот период нужно принять, как данность, и постараться вести себя с ребенком спокойно и взвешенно. Ключевой фразой для первого переходного возраста ребенка, как правило, становится знаменитое «я сам!». Этим заявлением ребенок безапелляционно сообщает родителям, что он уже подрос и стремится к самостоятельности. Нет ничего страшного в том, что с простыми задачами малыш хочет научиться справляться без посторонней помощи. Такое желание нужно приветствовать и стараться не ущемлять права ребенка. Если он хочет одеваться самостоятельно, дайте ему эту возможность. Постарайтесь заранее начать собираться, к примеру, в гости, чтобы не опаздывать. Учтите, что ребенок еще мал и процесс одевания отнимет у него гораздо больше времени, чем, если бы вы одевали его. К тому же неплохо дать ребенку возможность принимать участие в выборе одежды. Кроме того, постарайтесь услышать требования ребенка, вполне возможно, что они обоснованны. Например, вы придерживаетесь строго графика, и обедать ребенок должен непременно в 13.00. Но если именно сегодня ему не хочется кушать в положенное время, попробуйте для начала пойти навстречу и отложить обед на полчаса, вполне возможно, что ребенок проголодается раньше, чем вы ожидаете. Границы дозволенного Психологи утверждают, что в возрасте от полутора-трех лет ребенок начинает исследовать границы дозволенного. И эти границы нужны ему для того, чтобы чувствовать себя в безопасности. Если раньше малышу хватало маминой ручки и папиного голоса, то теперь ему требуется нечто большее. Механизм взаимодействия младенца с миром очень прост: если ответная реакция внешней среды на одно и тоже действие повторяется, то она фиксируется памятью, как норма. В дальнейшем, пытаясь почувствовать себя в безопасности, малыш совершает одни и те же действия и ждет привычных результатов. Если результаты, а в конкретных случаях, реакция родителей будет иной, то ребенок не будет ощущать себя в привычной безопасности. Поэтому истерика по одному и тому же поводу может повторяться бесчисленное множество раз. Очень важно для родителей понимать, что это не прихоть ребенка, а желание получить знак, что все в порядке, все в норме, все как обычно. Кроме того, со временем ребенку необходимо сталкиваться с сопротивлением людей и окружающей его среды. Не получая сопротивления, он подсознательно чувствует, что что-то не так и воспринимает это своего рода опасность. Так что возникающий на первый взгляд парадокс на самом деле вполне закономерен: ребенок, бьющийся в истерике, нуждается в сопротивлении окружающих, чтобы почувствовать себя в безопасности. В свою очередь родители ищут пути выхода из сложившейся ситуации и у многих из них даже рождаются свои ноу-хау. Важно понимать, какой метод наиболее подходит для вашего ребенка: одному нужен строгий окрик родителя, другому – мягкое, но действенное наказание (например, посадить на стул и попросить подумать о своем поведении), третьему – нужны мягкие спокойные слова мамы, четвертый, увы, уже не может обойтись без хорошего шлепка. Как это ни странно, но самым действенным методом признано отсутствие аудитории. Истерика всегда направлена на кого-то. Если не будет публики, на которую можно вылить свои капризы, то не будет и истерики. Поэтому для первого раза психологи рекомендуют оставить ребенка одного в комнате, очень часто случается так, что эмоции, достигнув своего пика, сами собой сходят на нет. Еще одним действенным способом считается так называемое активное слушание. В этом случае нужно спокойно без эмоций сообщить ребенку, что вы понимаете его чувства: «Я понимаю, ты устал и сердишься…» или «Я вижу, что тебе нехорошо…». Важно не включать вопросительных интонаций, ребенок без труда распознает фальшь в голосе родных людей, так что предложение, каким бы оно ни было по содержанию, должно иметь мягкие положительные интонации. Правда, этот способ работает только тогда, когда ребенок еще в состоянии воспринимать слова, если истерика уже вошла в активную фазу, то любые увещевания могут оказаться бесполезными и потребуется более жесткое вмешательство, а иногда и полное его отсутствие. Мы – друзья «Ничего не понимаю! Мой чудесный малыш, который улыбался, смеялся, хорошо кушал и без проблем укладывался спать, теперь превратился в кривляку и неврастеника, – пишет психологам мама трехлетнего мальчика. – Он перестал ходить на горшок, каждое действие – переодевание, обед, прогулка, поход в магазин, ежедневные умывания – все начинается с его слов «не хочу, не буду!». Дальше без каких-либо объяснений ребенок падает на пол и закатывает истерику. Или начинает швырять игрушки, рвать книги и даже драться! Что делать – ума не приложу!». В данном случае, мама просто переполнена своими ожиданиями от ребенка, а он их попросту не оправдывает. На самом деле лучший способ воспитать любого ребенка – это дружить с ним. Важно не разделять семейные отношения на детей и родителей, хотя, безусловно, ребенок должен понимать, кто в семье старший и главный, относиться к этому с уважением, но не со страхом. Лучшие родители – это те родители, которые умеют дружить со своими детьми. Для этого нужно чаще употреблять местоимение «мы» и не оставлять ребенка наедине со своими проблемами (отсутствие аудитории для истерики – не в счет). Если малыш вдруг заартачился и поворот дальнейших событий грозит слезами, то неплохо будет присесть рядом с ним и поговорить, но так чтобы ваши глаза были на уровне лица ребенка, это исключает позицию «над» и устанавливает более доверительные отношения. Используйте активное слушание («я вижу, что ты устал…») и не оставляйте без внимания собственные эмоции. Чувства родителя Многие родители испытывают раздражение, нетерпение, расстройство или даже злость на капризничающего ребенка, но всячески пытаются овладеть собой и не показать своих чувств. Это не всегда правильно. Эмоции накапливаются и рано или поздно выливаются уже во взрослую истерику, с которой не так-то просто совладать. Каждый человек имеет право выражать свои чувства, вопрос только в том, как это сделать, не задев при этом чувств ребенка. Для этого существует так называемое «Я-сообщение», которое помогает избежать взрыва накопившихся эмоций у родителя. Присядьте рядом с малышом скажите, что вы ощущаете, например, «я устала от громкого крика» или «мне не нравится, когда под ногами валяются игрушки». Избегайте уничижительной и обвинительной формы диалога. К примеру, «мне не нравится, когда ты кричишь» – будет воспринято ребенком не как выражение ваших чувств, а как обвинение против него. В этом случае, лучше облечь предложение в безличную по отношению к малышу форму, например, «мне плохо, когда громко кричат». Если чувствуете, что ваши личные эмоции готовы вырваться наружу, лучше всего высказать их в спокойной форме и в относительно спокойной обстановке, прежде, чем они вырвутся сами и навредят и вам, и вашему малышу. Если истерика началась Если конструктивный диалог с ребенком невозможен, его истерика уже началась, то необходимо помочь ему с ней справиться, даже если это означает полное невмешательство в происходящее. Многие отцы неосознанно завоевывают расположение собственных детей тем, что выказывают полное безразличие к его слезам и агрессии. Тогда как более чувствительные матери стараются увещевать или что еще хуже – удовлетворить требования орущего во весь голос ребенка. «Что угодно, лишь бы замолчал» – самый опасный путь, он приводит к тому, что малыш постепенно становится совершенно неуправляемым, привыкает всего добиваться через крики и слезы. Поэтому родителям нужно раз и навсегда определить список разрешенных и запретных вещей и всегда придерживаться установленного запрета. Достаточно один раз отступить от созданных правил, поддаться жалости или иному недозволительному чувству, как малыш тут же почувствует свою власть над вами. Тысячи ранее сказанных «нет» разрушатся в прах одним-единственным «да». Очень часто в конфликтной ситуации родители пытаются отвлечь внимание на что-то более интересное. Однако этот способ хорош только для совсем маленьких детей. В переходный период этот прием уже не поможет, но даже если поможет, то станет лишь временной мерой, так как, отвлекая ребенка, вы только откладываете решение проблемы, а не решаете ее. Ситуация будет повторяться снова и снова, пока не будет разрешена. Поэтому момент истины необходим каждому ребенку, он даст ему понять, что такой способ взаимодействия с окружающими никуда не годится. Так что если истерика все же случилась, то избегайте ублажений, переключения внимания и уговоров. Не стоит пускаться в пространные объяснения, это не даст должного эффекта, ведь порой даже взрослые люди, пребывая в сильном раздражении, не в состоянии рационально мыслить, что уж говорить о маленьком ребенке. Прежде всего, простыми и краткими фразами объясните маленькому капризе, почему его требования не будут удовлетворены. В дальнейшие переговоры не вступайте, просто выйдите из комнаты, оставив ребенка наедине с его мыслями. В 99% случаев истерика сойдет на нет, и ребенок придет к вам, возобновляя тем самым прерванное общение. Лучше всего, если инициатором возобновления разговора будет сам малыш, поскольку некоторые дети воспринимают первое слово родителя, как капитуляцию и истерика может начаться по второму кругу. Но это не значит, что нужно сидеть в другой комнате, олицетворяя собой неприступный Эверест. Если ребенок пришел сам, приласкайте его, обнимите и обязательно обсудите произошедшее, если не сейчас, то попозже, когда страсти окончательно утихнут. Золотое правило, которое рекомендуют запомнить все психологи, это то, что ваш ребенок – суверенная личность и имеет равные с вами права, но не бОльшие! Когда идти к психологу? В некоторых случаях, все же рекомендуется показать ребенка психологу, особенно, если истерики имеют затяжной характер (не проходят при отсутствии аудитории), если ни один из вышеперечисленных способов не работает и, что особенно важно, если семья неблагополучная или неполная. Кроме того, переходный период заканчивается естественным путем в течение года-полутора. Но бывает так, что он затягивается и порой причиной тому служат ошибочные модели поведения родителей. Кризис, по идее, уже прошел, но ребенок все еще нуждается в помощи. В этом случае тоже было бы неплохо обратиться к психологу. Часто случается и так, что помощь больше нужна родителям, а не детям и как только взрослые приведут в порядок свои мысли и чувства, малыши постепенно сами собой успокаиваются.


Второй год жизни является периодом интенсивного физического развития ребенка, хотя и несколько замедленного по сравнению с первым годом. Повышается сопротивляемость организма, увеличивается длительность бодрствования. Ребенок второго года жизни очень много двигается: на секунду-другую присядет, затем постоит и снова ходит; руки у него обычно заняты какой-нибудь игрушкой. Ходьба ребенка примерно до 1 года 3—4 месяцев еще очень несовершенна: он не может пройти по прямой, делает много лишних движений, не в состоянии соразмерить свои движения; небольшие препятствия (спуски, неровности, подъемы) представляют для него затруднения. К 2 годам ходьба ребенка автоматизируется, но детям этого возраста очень трудно сохранять одну и ту же позу, сидеть или стоять. Они быстро устают от однообразных движений. Путем самостоятельных упражнений и под влиянием соответствующих указаний воспитательницы движения детей становятся более координированными (согласованными). Кроме самостоятельных действий, связанных с едой, раздеванием, одеванием, появляется умение разбирать и собирать игрушки, действовать кубиками, завертывать куклу в одеяло и т. д. Ребенок начинает правильно подчинять свои действия различным внешним сигналам — зрительным, слуховым и др. Лишние движения, не подкрепленные положительным результатом, постепенно угасают, а закрепляются только те движения, посредством которых ребенок достиг желаемой цели. Так, например, при виде бугорка или канавы он уже не поднимает ногу заранее, как было до года, а делает это движение, лишь приблизившись к препятствию. Происходит дальнейшее сенсорное развитие ребенка. На втором году жизни он начинает различать, сравнивать, устанавливать сходство предметов по их признакам (цвету, форме, величине). Ребенок различает признаки и по слову, например большой, маленький. В процессе игры, еды, одевания восприятие предметов и явлений становится все более точным. Благодаря ориентировочному рефлексу и усиливающейся способности сосредоточиться развивается внимание детей. Маленького ребенка привлекает всякое изменение внешней обстановки: скрип двери, незнакомый человек в комнате, звук за окном, новая игрушка. Сначала он замечает наиболее яркое, движущееся, живое (самолет, машина, бегущая собака, кошка и др.), затем начинает дифференцировать, т. е. различать более тонкие перемены в окружающем его мире; сняли шторы, воспитательница надела другую косынку, на окно поставили новый цветок, покрасили кубики и т. п. Все это говорит об особой чувствительности, обостренности восприятия, особенно зрительного. И хотя внимание ребенка очень непроизвольно, поверхностно и он быстро переключается с одного предмета на другой, эти разнообразные ориентировочные реакции очень много дают для его умственного развития, для ознакомления с окружающей средой и ориентировки в ней. Ориентировочные реакции становятся более устойчивыми, длительными и в какой-то мере целенаправленными. Ребенок иногда уже подолгу смотрит на то, что привлекло его внимание, например на играющего котенка, а когда тот убегает, идет за ним, ищет его. Ребенок уже может внимательно в течение 6—8 минут рассматривать картинки, следить за движением на улице и т. д.


РебенокРебенок – это и губка и антенна одновременно, так как все что происходит вокруг него, он мгновенно впитывает и принимает. Поэтому непоследовательные действия родителей могут завести малыша в тупик. Все, что бы ни сделали родители, малыш схватит на лету и в один прекрасный миг продемонстрирует взрослым, будь то слова, действия, эмоции. У детей есть одна склонность, о которой взрослые часто забывают – малыши воспринимают все всерьез, и поэтому не стоит говорить им фразы из разряда: «Уши откручу», «нос откушу», «вот я сейчас тебя съем». Маленький ребенок не может понять шуток и иронии, и начинает беспокоиться, паниковать и бояться. А освободиться от этого страха малыш сможет не раньше, чем начнет понимать подобные шутки. Так же нет ничего хорошего в хитростях, когда папа делает вид, что бьет маму, только для того, чтобы проверить реакцию ребенка, якобы узнать жестокий малыш или нет. То же самое касается и притворных маминых слез, чтобы посмотреть будет ли ребенок ее успокаивать и как. Так же родители должны искренне и открыто радоваться успехам детей, но не надо слишком сильно восхищаться умом, хитростью, смелостью, а подчас и дерзостью ребенка. Как минимум, это непедагогично, так как перехваленный ребенок перестает стараться делать что-то хорошо, он ведь и так самый лучший. Очень сложно сдерживать эмоции, когда рассказываешь знакомым об умениях малыша, но и тут не надо перегибать палку, и лучше рассказывать о достижениях, когда ребенка нет рядом. И еще не стоит забывать, что дети копируют поведение взрослых, как хорошие действия, так и плохие. И если в семье скандалы и ссоры, и родители терроризируют друг друга, то дети будут принимать данную модель поведения и так же вести себя с сестрами, братьями и даже с другими детьми. Нельзя в конфликтах призывать ребенка на свою сторону – малыш вообще не должен знать о том, что между родителями может быть недопонимание. В познании взрослого мира, ребенку помогает не только родительский пример, но и игрушки. Самым маленьким не рекомендуется давать мягкие игрушки, потому что они все пробуют на зубок – это первый этап знакомства – вкусовой. Оптимальные игрушки для младенца – пластиковые и легко моющиеся, без мелких, легко отрывающихся деталей и острых граней. Игрушка должна быть безопасной и подходить ребенку по возрасту. Но не стоит забывать, что в игрушку так же могут превратиться и повседневные вещи, такие как ложечка, пластиковая коробочка, деревянная пробка – главное, чтобы они были тщательно вымытыми, и ребенок не мог их проглотить. С помощью рук и рта малыш открывает для себя много нового, и не стоит его одергивать, запрещая брать тот или иной предмет. Запретных вещей не должно быть в зоне досягаемости малыша. Ближе к двум-трем годам ребенку можно давать детские краски, специальный детский пластилин и безопасные ножницы. Полезными становятся дидактические игры, конструкторы и мозаики, кукольная посуда и куклы, паровозики и машинки. Не стоит ограничивать ребенка, ведь именно играя, он овладевает действиями с различными предметами, трансформирует их, создает новые, устанавливает определенные отношения с другими детьми. Ребенку нужна свобода в играх не только дома, но и на площадке, т.к именно там малыш приобретает первый социальный опыт: учится делиться и меняться игрушками, защищать свою собственность. Очень важным моментом является то, что в процессе игровой деятельности малыш примеряет на себя другие роли: животных, мамы-папы, продавца, воспитателя и т.д. Ребенок учится разбираться в предметах и людях, отношениях между ними. Еще одним важным моментом в развитии ребенка и знакомстве с окружающим миром является природа. Если малыш живет в городе, то как можно чаще стоит выезжать в лес, ходить в парки, где больше свежего воздуха и много интересного: деревья, цветы, животные. Только нужно научить ребенка соблюдать определенные правила гигиены и не быть жестоким, как по отношению к животным, так и к растениям.


Мужчины не плачутКаким вы помните своего отца? Авторитетным? Сильным? Или подавляющим и пугающим? Вечно занятым на работе и расслабляющимся бутылкой пива после напряженного трудового дня? Или он покинул семью, и его вообще не было рядом? Или вы были по-настоящему близки? Эмоциональная близость с отцом – это большая редкость. Это горько, печально, но это так. Жизнь мужчины полна напряжения, борьбы, и ответственности. Само общество ставит перед ним задачу быть сильным и обеспечивать семью. Никого не волнует – хочет он или нет, есть у него силы или нет. Он обязан. Так жили наши отцы и наши деды. Им тоже приходилось пахать, дабы не прослыть никчемными, немужественными. О! Это один из самых сильных мужских страхов - ярлык «он не мужик». И общество это очень даже поощряет – кому нужны эмоциональные мужчины, любующиеся цветком или бабочкой? А кто будет зарабатывать деньги? Ну уж нет – бери кувалду – и вкалывай. Но, поскольку в эмоциональном плане мужчина мало отличается от женщины, т.е. он тоже обладает чувствами, ему приходится очень туго. Мальчик – так же как и девочка - хочет любви и признания, боится, плачет, горюет. Но уже с самых ранних лет он получает очень твердое родительское послание: «Этого делать нельзя». По-мужски – это быть стойким, не показывать страх и слезы. Так мальчику начинают кастрировать его эмоциональность. В крайнем случае (хоть это и неприятно), ему разрешено немного позлиться. Но только не на «священных коров» - не на родителей. Но и это не беда – есть братья-сестры, одноклассники, в конце концов, куда можно почти легально пристроить накопившееся напряжение. И вот уже усвоенные убеждения он начинает считать своими. Через некоторое время он и сам начинает презирать «телячьи нежности», уворачиваясь от материнских объятий и поцелуев. Ему уже невозможно признаться даже себе, что он испытывает страх или неуверенность. И, подавляя свою эмоциональность, он не в состоянии принять чужую – даже чувства своего ребенка. Один из самых трудных моментов во взаимодействии отца с ребенком – это эмоции последнего. Когда малыш плачет, закатывает истерики или злится, отец часто впадает в ступор или в ярость. Он не может иметь с ними дела и перекладывает всю ответственность на мать: «Сделай что-нибудь, чтоб он замолчал»! Так его заставляет поступать собственная беспомощность – ведь он не в контакте с собственными чувствами. Что мы приобретаем благодаря отцу? Психологическая задача отца – зашита и признание. Если отец готов защитить малыша – от крикливой тетки, больших ребят или злой собаки, это породит в нем уверенность: «Мир на моей стороне. Я защищен». Впоследствии такой человек будет сам отстаивать себя – с любыми людьми, посягающими на его границы. И речь сейчас идет не столько о физической самообороне, сколько об уважении своих прав - например, не делать того, что не хочешь. Увы, мы чаще встречаемся с тем, что отец номинально присутствует, но не выстраивает никаких эмоциональных отношений с ребенком. Отцы работают. Они очень заняты добыванием хлеба насущного. И…всячески избегают эмоционального контакта со своими детьми. Но для ребенка присутствие в его жизни отца также важно, как и матери. Как было сказано выше, без веры отца в своего ребенка он (ребенок) не сможет почувствовать свои права и мужественно отстаивать их. В глубине души он остается робким и испуганным, мечтающим о том, чтобы кто-то более сильный защитил его. Признание – вторая важнейшая задача. Именно отец формирует у ребенка ощущение «Я смогу, у меня получится». Признание – это не что-то особенное. Это всего лишь решение взять детей с собой на рыбалку (своеобразное посвящение в мужскую компанию повышает их самоуважение) или согласиться ответить на их вопросы (признание их ценности) или подбодрить, когда у них что-то не получается (помогает им ощутить веру в себя). Из таких простых вещей ребенок способен сделать вывод, что он ценен, уважаем – а значит, его уважает весь мир. Проблемы начинаются, если отец конкурирует с детьми, не делая скидку на возраст; обвиняет, контролирует, обесценивает. Поле конкуренции может быть самое разное – интеллект, например. «Ну-ка, скажи, сколько будет девятью восемь»? – спрашивает он у первоклашки. Получив неверный ответ, радостно называет правильный, всем своим видом демонстрируя, что именно он в семье самый умный. Другое конкурентное поле – игра, спорт. Некоторые отцы, не скрывая злорадства, обыгрывают своих отпрысков, выражая в этой неравной борьбе свое превосходство. Случается и так, что как бы ребенок ни старался, чтобы он ни делал, он не может заслужить уважение отца. Хорошо учится – «Можешь лучше», делает успехи в спорте – «Ты еще не олимпийский чемпион», старается помогать по дому – «Мало помогаешь». Рана непризнания может потом болеть всю жизнь. Даже достигнув больших успехов на каком-либо поприще, такой человек будет продолжать слышать теперь уже «внутреннего» отца: «Ты недостаточно хорош». Ребенок может искать признания у других людей – учителей, приятелей, в последующем – коллег. Но непризнание отца всегда будет напоминать изнутри, что все это – временно. Нужно каждый день доказывать, что ты достоин – этой работы, этого положения в обществе, этого круга. И даже добившись признания, такой человек в глубине души ждет разоблачения – так говорит критикующий и обесценивающий отец внутри него. Человек, которому посчастливилось иметь признающего его ценность отца, не нуждается в каждодневном доказательстве того, что он достоин уважения. Он уважает сам себя, не лезет из кожи вон, и не заглядывает в чужие глаза, надеясь разглядеть там интерес к себе. И, увы, это огромная редкость. Особенно тяжелые последствия наступают, если отец проявляет насилие – физическое, эмоциональное, сексуальное. Тогда и мир, который получает в наследство ребенок – это очень опасное место, где сильный всегда прав и может сделать с тобой все, что захочет. Насилие отца опасно еще и тем, что, несмотря ни на что, он остается важнейшей фигурой, которая, в представлении ребенка, любит его. Так любовь навсегда оказывается связанной с насилием. Впоследствии он сам может проявлять насилие в любви или, например, создавать пары с подавляющими людьми. В его понимании, или «картине мира», как говорят психологи, если нет насилия, то нет и любви. Трагедия такого наследия заключается еще и в том, что непризнанный и незащищенный ребенок не может психологически вырасти. Другими словами, под оболочкой взрослого продолжает жить маленький мальчик или девочка, которые по-прежнему ищут защиты и признания у архитипических носителей власти и авторитета - государства, начальника, президента. Что случится, если мальчикам позволят плакать? Когда мальчики плачут – от обиды, досады, потери – они (так же как и девочки) учатся проживать свою боль. На психологическом уровне это означает: «Да, со мной произошла неприятность, и я имею право отгоревать свое несчастье». И тогда даже сильное и трагическое событие начинает терять свою силу. Появляется энергия для того чтобы жить дальше. Это психологический закон, и никому еще не удавалось обойти его без потерь. Если мальчик или девочка, мужчина или женщина не позволяют себе проживать свою боль – и хуже всего – отрицать ее, то придется за это дорого заплатить. На удержание боли тратится огромное количество душевной энергии. Насилие над собой рождает много злости, которую надо куда-то девать. Злость – это очень сильная энергия, которая не может рассосаться сама по себе. Все деструктивные модели, описанные выше, берут свое начало в самоподавлении. Посудите сами – откуда возьмутся у такого человека силы сочувствовать кому-либо, хотя бы и собственному ребенку? Вот и остается только – вкалывать – потому что должен, расслабляться с пивом – потому что невозможно жить в постоянном напряжении, и выплескивать эмоции только на футбольном матче. Принять мальчика с его эмоциями – значит обеспечить его душевное здоровье и более полноценную взрослую жизнь. Если его ценят, уважают – он также будет ценить и уважать. И если ему не приходилось удерживать и подавлять свои чувства, он не будет требовать этого и от своих близких. Только уважая себя, мы способны проявить уважение к другим людям. Разве не этого мы все хотим?


или 7 способов, как не стоит бороться с ранней детской жадностью Суровый мир без прикрас приходит к маленькому человечку в образе малышей, отбирающих чужие игрушки и не дающих поиграть своими. Позволить ли ему защищать свои игрушки от других детей или преподать урок щедрости? Как научить постоять за себя и свою собственность, не вырастив детку жадиной? Как и чужих не обидеть, и своего не подставлять? Слово «Мой!» или «Мое!» возникает, как правило, уже в возрасте 1,5-2 лет. Вскоре после его появления многие родители сталкиваются с «кризисом жадности», когда нежелание малыша делиться «своим» и активное отстаивание собственности настораживает, а то и всерьез начинает пугать. Еще совсем недавно ему было все равно: малыш с легкостью отдавал игрушки, не обращая внимания на то, кто ими играет... Но теперь кричит, вырывает из рук свои игрушки, пускает в ход кулаки, кусается, толкает, бьет по рукам, становясь грозой всей детской площадки... Родители зачастую автоматически применяют комплекс слов и мер, эффективных и не совсем, безобидных и не очень. Давайте посмотрим на себя со стороны и разберем семь примеров, как, пожалуй, не стоит обращаться со своим маленьким собственником. 1. «Ты жадина!» Немало есть малышей, которые не поделятся даже увидев обиженное личико соседа или что их сестренка заплакала. Просто так их игрушки никто не имеет права трогать, и на детской площадке они не одни такие - малыши с развитым чувством собственности. На полуторагодовалых деток еще рано ставить штамп «жадины-говядины». Девочка полутора лет вынесла из дома каталку-паровозик. При катании труба его то поднимается, то опускается, за чем с интересом следит мальчик. Карапуз подошел, встал рядом, не отходит и ждет. Подключается его мама. - Дай нам поиграть, пожалуйста! - Мой! Мой! - вцепляется в игрушку девочка. - Фу, какая жадина! Пойдем отсюда! Ее мама ответила весьма мудро: - Она не жадина: она просто еще не совсем разобралась, что к чему в этом мире. Маме же мальчика нечего было ответить. Дети, конечно, понимают, что слово «жадина» - это что-то очень нехорошее, это «обзывательство». Хочется назвать свое отношение к вещам чем-то другим, иным словом, только они совсем не знают каким. Ребята очень любят перекусить чем-нибудь вкусным на улице. Вот и забавный своею находчивостью мальчик лет пяти, которому покупают угощения только с условием, что он не будет жадничать и будет угощать других ребятишек, отвечает: «Я не жадный, я умный!». А годовалый ребенок еще не понимает, что такое «жадина». Почитайте книги, вместе посмотрите мультфильмы о жадности и щедрости, и тогда маленький человек сам сделает свой личный правильный выбор. 2. «Быстро поделись, я говорю!» На площадке каждый год происходит сцена на тему: «Поделись!», год за годом меняются только участники. Бывшие «жадины» с возрастом становятся более дружелюбными, зато подрастают новые участники баталий, которые за «моё» могут и стукнуть для убедительности. Мама авторитарного стиля учит свою дочку, хнычущую : «Опять ты жадничаешь? Ну-ка поделись быстро формочками. Быстро, я сказала!» Если у малыша силен инстинкт собственности, то даже будь он дома примерным, послушным и добрым, он все равно будет отстаивать то, что считает своим. Как нельзя не отнимать у других детей, если это мое? Не сумев удержать собственность, он испытывает тяжелую потерю, настоящее горе. Профессор Дольник В. Р. в «Беседах о человеке» так комментирует детские переживания: «Такое безутешное дитя кажется упрямым и жадным, мы ругаем его, часто помогаем чужому малышу забрать у него игрушку - и еще более увеличиваем его горе». Забудьте требования "Отдай малышу свою игрушку, не будь жадиной", хотя и продолжайте рассказывать, что можно делиться или меняться. Не «отдай», а «поделись (если хочешь)», «давай, (если хочешь), поменяемся лопатками с Соней». Уважайте собственность ребенка, и он будет уважать чужую. Всемирно известный педиатр Бенджамин Спок призывал матерей перестать фокусировать воспитание малышей лишь на выработке послушания и дисциплины, изменить свое поведение, стать более гибкими и нежными по отношению к своим детям, понимать их нужды. Б. Спок объяснял, что надо щадить детей с сильным инстинктом собственности, уважать их выбор, относиться к ним, как к личностям. Уже сменилось не одно поколение родителей, чьи дети выросли по руководству Спока, они не стали ни жадными, ни грабителями; те же, из кого жадность насильно выбивали, нередко становились таковыми. 3. «Смотри, какой добрый мальчик, не то, что ты!» Комментируя действия чужого ребенка подобным образом, мы не вызываем у своего ребенка желания подражать хорошему мальчику, даже напротив, тем самым можем усугубить ситуацию. Наше дитя захочет проверить, любим ли мы его или уже другого ребенка? Даже в нас самих такое сравнение вызовет негативную реакцию, зависть и отторжение. Не стоит сравнивать своего малыша с чужим, «хорошим». Пусть лучше «хорошим» будет любимый мишка крохи, такой щедрый и с игрушечным зайчиком, и с собачкой! Или положительный герой мультфильма или рассказа, на месте которого представит себя малыш. 4. «Сами разберутся!» Скорее всего, пока ваш малыш еще только учился ходить, вы видели то, как на год старшие детишки норовят у него отобрать игрушки, свои или ваши. Возможно, и вы испытывали негодование от того, что мамы не прикладывают усилий и не оказывают должного педагогического воздействия на свое чадо: - Почему Вы не запретите своему сыну отбирать, выхватывать из рук игрушки у других детей? - Во-первых, это его личные игрушки, а во-вторых, как же, по-вашему, я должна это сделать? С радостью и по своему личному желанию делиться игрушками дети начинают только к 3-4 годам. В год-два еще рано от них этого требовать! - Да, нужно с раннего детства приучать делиться игрушками! Моя никогда не жадничает! Сами видите, если её просят - всегда дает! - поддерживает другая. Обе стороны правы. Воздействовать надо, но и уважать интересы и решения ребенка тоже. Как быть? С равнодушием сидеть в сторонке, читая книгу или общаясь с другой мамой, или скорее бежать на подмогу? Материнская интуиция лучшим образом подскажет, как быть; хотя можно предложить и примерную последовательность действий. Когда ваш и соседский карапуз тянут руки к одной игрушке и назревает конфликт, «невзначай» переключите внимание своего ребенка на другие виды деятельности, освободились ли качели, вернулась ли ваша машинка, а не хочет ли малыш испечь тортик или покататься с горки? Попросите карапузов поменяться игрушками. Двухлетний малыш может последовать вашим советам («поделись» и «поменяйся»), но ни в коем случае не обязан всегда делать это. Когда щедрость не из-под палки, и без лишних слов малыш поделилсяили поменялся с другом своими игрушками, – стоит похвалить. Постарайтесь убедить ребят в том, что играть вместе гораздо веселей. Если конфликт уже вот-вот разгорится, разведите малышей в разные стороны. Дайте им остыть, успокоиться. Обсудите со своим ребенком создавшуюся ситуацию, наедине. Сложные ситуации (обидчик толкнул в грязь, обсыпал песком, сильно ударил вашего малыша) следует разрешать не с ним, а с его родителями. 5. «Что ты заладил, мое да мое?!» Постепенно у малыша формируется представление, что есть что, что есть чье. В какой-либо период жизни (у кого-то пара недель или месяцев, а у кого и год) он особенно часто делает акцент на своей собственности: «Это моя мама, это мой папа, это моя футболка, это моя машина, это мои ботинки». Он твердит «Мой», «Мое», «Моя», и очень на этом настаивает, пока не скажешь «Да, это твоё!». Стоит же возразить что-то против - обижается до слез. Ребенку нужно получить подтверждение, быть морально подкрепленным и уверенным, что эти вещи его, для него это важная опора. Для малыша крайне важно разделить вещи на свои, брата, папины, мамины, чужие. Родителям в таком случае стоит не отмахиваться, а несколько раз объяснять, что к чему. У каждого члена семьи есть свои личные вещи (например полотенце, расческа, зубная щетка, косметика у мамы) этими вещами нельзя другим пользоваться. Во-вторых, есть и своя одежда, которой пользоваться тоже не стоит, да и не получится, мама не наденет дочкины туфельки или папины джинсы. В третьих, есть вещи, которые можно брать, но только с разрешения хозяина (кукол сестры, велосипед соседского мальчика на площадке). А в-четвертых, есть вещи которыми пользуется вся семья (стол, стулья, посуда, одеяло). Ребенок узнает, где его собственность, а где чужая. Уважая свою, он приучится уважать чужую. Когда пытливое дитя удостоверится, что таков общий порядок, он примет это как должное, приучится брать чужие вещи с согласия хозяина, перестанет акцентировать внимание на личностной принадлежности вещей. 6. «Не ходите к психологу!» Когда наивная детская жадность принимает маниакальный оборот, возможно, самое время зайти к детскому (или, если ребенок ходит в детский сад – детсадовскому) психологу. Чтобы не углубить проблемы стоит поговорить о том, каковы причины того, что когда-то добрый и милый кроха жадничает и дерется. Нередко и воспитательницы, и няни, и бабушки, и соседки машут руками в ответ на сомнения: «Не вздумайте!». Почему не стоит идти к психологу объясняют так, что сразу на ребенка и на родителей «поставят позорное клеймо», что «себе дороже выйдет», что потом не оправдаешься... Психолог выяснит, какое положение в семье занимает ребенок, какие у него взаимоотношения с домашними, поможет узнать главное - в чем корни жадности. На основании совместного анализа ситуации вы вместе вынесете решение, какие конкретные действия предпринять, как ему помочь. 7. «Мне жадина не нужен!» Малыш Никита, трехлетний владелец музыкального вертолетика бежит к папе с негодованием: "А Саша мой вертолет отобрал!» На что его папа, на которого обращено едва заметное внимание мам, словно ждущих разумного мужского влияния, отвечает: «Пусть возьмет, поиграет, ты же тоже брал его машинки!» Но, видя что Никита готов заплакать: "Рыдать иди куда-нибудь в другое место! Нечего жадничать! Мне сын жадина не нужен!" Да, после таких слов малыш рыдать уже не собирается. Но что же происходит в этот момент в душе человечка, который внешне подчинился воле отца, добившегося результата таким эффективным, но травмирующим способом?! Детей повзрослее и посмышленее, можно если и не испугать тем, что они как таковые не нужны, то обескуражить возможностью той ситуации, что их не будут любить. Этот страх, «страх, что меня не любят», Лууле Виилма называет «страхом страхов». Л. Виилма, врач акушер-гинеколог, специалист с многолетним опытом в области медицинских и духовных практик, пишет: «Человек, который страшится того, что его не любят, подсознательно хочет видеть себя хорошим и достойным, чтобы быть любимым». Ребенок будет послушен, ему необходимо быть нужным и любимым! Со словами «не нужен» вселяется страх, что родительская любовь не безусловна, что любят их только «если» (они слушаются, делятся), лишь «пока» (не капризничают, не плачут). А, может, и совершенно не любят? Л. Виилма с сожалением отмечает: «Страх "меня не любят" - особенно велик у детей. Об этом говорит их поведение, успеваемость, нервозность, частые болезни». Современный ребенок, не получивший домашней любви, может искать ее как раз в тех же игрушках, купленных заботливыми мамами и папами, которым некогда играть. Игрушки, разумеется, не заменят для маленького собственника родительской любви, но могут стать ее символом, что никак только увеличит проявления «жадности». Уделите малышу побольше внимания и ласки, гуляйте, играйте, читайте, развлекайтесь, обнимайте его – и эти проявления исчезнут сами по себе. Почему люди становятся жадными? Относительно настоящих взрослых жадин, причины жадности могут крыться в страхе, что их не любят, в неумении любить, в отсутствии доверия к жизни, в заниженной самооценке - все это родом из детства. Ученые пытались выяснить, какое количество объятий нужно малышу для нормального самочувствия и хорошего настроения. А также сколько ему нужно поцелуев и поглаживаний в день. Может, корень проблемы в том, что маленький человечек недополучает положенной ему ласки, вот и чувствует никому не нужным, становится раздражительным, капризным. Лучшая профилактика жадности – приподнятое расположение духа и просто ваша любовь.


Скарлатина у детей. Симптомы. Лечение
Острое инфекционное заболевание. Чаще болеют дети в возрасте от 2 до 6 лет. Возбудитель скарлатины — ?-гемолитический стрептококк группы А.
article 379

article 379

05.03.19
Головная боль — вторая по распространенности детская жалоба после
Колит: симптомы, лечение
Это воспаление толстого кишечника. Встречается острый колит (при острых кишечных инфекциях, например при дизентерии) и хронический, протекающий с
Тромбоцитопеническая пурпура у детей
Это заболевание обычно имеет наследственную предрасположенность, проявляется повышенной кровоточивостью. В его основе — повышенное разрушение
Острый бронхит у детей. Лечение острого бронхита у детей
Бронхит — это воспалительное заболевание бронхов, при котором в процесс вовлекается преимущественно их слизистая оболочка. При тяжелой форме
Наследственная идиолатическая тромбоцитопеническая пурпура
Это заболевание обычно имеет наследственную предрасположенность, проявляется повышенной кровоточивостью. В его основе — повышенное разрушение


http://detckijvrach.ru - журнал о здоровье детей онлайн © 2011 Все права защищены. Детское врачевание
Копирование материалов разрешено при условии установки активной ссылки на - http://detckijvrach.ru/

    Яндекс.Метрика