Психология, детей » Страница 3
Главная Новорожденные Детский сад Школа.Дети Развитие,речь,игры Физическое воспитание Здоровье Оригами
Логин:  
Пароль:
Заболевания детей Безопасность Воспитание Рацион питания Дом.Семья Беременность Психология Творчество Детский отдых
Навигация по сайту
Психология детей
Групповые занятия для детей

Групповые занятия для детей

Вследствие того что во втором полугодии у ребенка формируется способность подражать и он начинает понимать речь взрослого, усложняются средства воздействия на ребенка в процессе его обучения. Начинают применяться такие приемы, которые вызывают у
23.06.19

Лучшие статьи
Мужчины не плачутКаким вы помните своего отца? Авторитетным? Сильным? Или подавляющим и пугающим? Вечно занятым на работе и расслабляющимся бутылкой пива после напряженного трудового дня? Или он покинул семью, и его вообще не было рядом? Или вы были по-настоящему близки? Эмоциональная близость с отцом – это большая редкость. Это горько, печально, но это так. Жизнь мужчины полна напряжения, борьбы, и ответственности. Само общество ставит перед ним задачу быть сильным и обеспечивать семью. Никого не волнует – хочет он или нет, есть у него силы или нет. Он обязан. Так жили наши отцы и наши деды. Им тоже приходилось пахать, дабы не прослыть никчемными, немужественными. О! Это один из самых сильных мужских страхов - ярлык «он не мужик». И общество это очень даже поощряет – кому нужны эмоциональные мужчины, любующиеся цветком или бабочкой? А кто будет зарабатывать деньги? Ну уж нет – бери кувалду – и вкалывай. Но, поскольку в эмоциональном плане мужчина мало отличается от женщины, т.е. он тоже обладает чувствами, ему приходится очень туго. Мальчик – так же как и девочка - хочет любви и признания, боится, плачет, горюет. Но уже с самых ранних лет он получает очень твердое родительское послание: «Этого делать нельзя». По-мужски – это быть стойким, не показывать страх и слезы. Так мальчику начинают кастрировать его эмоциональность. В крайнем случае (хоть это и неприятно), ему разрешено немного позлиться. Но только не на «священных коров» - не на родителей. Но и это не беда – есть братья-сестры, одноклассники, в конце концов, куда можно почти легально пристроить накопившееся напряжение. И вот уже усвоенные убеждения он начинает считать своими. Через некоторое время он и сам начинает презирать «телячьи нежности», уворачиваясь от материнских объятий и поцелуев. Ему уже невозможно признаться даже себе, что он испытывает страх или неуверенность. И, подавляя свою эмоциональность, он не в состоянии принять чужую – даже чувства своего ребенка. Один из самых трудных моментов во взаимодействии отца с ребенком – это эмоции последнего. Когда малыш плачет, закатывает истерики или злится, отец часто впадает в ступор или в ярость. Он не может иметь с ними дела и перекладывает всю ответственность на мать: «Сделай что-нибудь, чтоб он замолчал»! Так его заставляет поступать собственная беспомощность – ведь он не в контакте с собственными чувствами. Что мы приобретаем благодаря отцу? Психологическая задача отца – зашита и признание. Если отец готов защитить малыша – от крикливой тетки, больших ребят или злой собаки, это породит в нем уверенность: «Мир на моей стороне. Я защищен». Впоследствии такой человек будет сам отстаивать себя – с любыми людьми, посягающими на его границы. И речь сейчас идет не столько о физической самообороне, сколько об уважении своих прав - например, не делать того, что не хочешь. Увы, мы чаще встречаемся с тем, что отец номинально присутствует, но не выстраивает никаких эмоциональных отношений с ребенком. Отцы работают. Они очень заняты добыванием хлеба насущного. И…всячески избегают эмоционального контакта со своими детьми. Но для ребенка присутствие в его жизни отца также важно, как и матери. Как было сказано выше, без веры отца в своего ребенка он (ребенок) не сможет почувствовать свои права и мужественно отстаивать их. В глубине души он остается робким и испуганным, мечтающим о том, чтобы кто-то более сильный защитил его. Признание – вторая важнейшая задача. Именно отец формирует у ребенка ощущение «Я смогу, у меня получится». Признание – это не что-то особенное. Это всего лишь решение взять детей с собой на рыбалку (своеобразное посвящение в мужскую компанию повышает их самоуважение) или согласиться ответить на их вопросы (признание их ценности) или подбодрить, когда у них что-то не получается (помогает им ощутить веру в себя). Из таких простых вещей ребенок способен сделать вывод, что он ценен, уважаем – а значит, его уважает весь мир. Проблемы начинаются, если отец конкурирует с детьми, не делая скидку на возраст; обвиняет, контролирует, обесценивает. Поле конкуренции может быть самое разное – интеллект, например. «Ну-ка, скажи, сколько будет девятью восемь»? – спрашивает он у первоклашки. Получив неверный ответ, радостно называет правильный, всем своим видом демонстрируя, что именно он в семье самый умный. Другое конкурентное поле – игра, спорт. Некоторые отцы, не скрывая злорадства, обыгрывают своих отпрысков, выражая в этой неравной борьбе свое превосходство. Случается и так, что как бы ребенок ни старался, чтобы он ни делал, он не может заслужить уважение отца. Хорошо учится – «Можешь лучше», делает успехи в спорте – «Ты еще не олимпийский чемпион», старается помогать по дому – «Мало помогаешь». Рана непризнания может потом болеть всю жизнь. Даже достигнув больших успехов на каком-либо поприще, такой человек будет продолжать слышать теперь уже «внутреннего» отца: «Ты недостаточно хорош». Ребенок может искать признания у других людей – учителей, приятелей, в последующем – коллег. Но непризнание отца всегда будет напоминать изнутри, что все это – временно. Нужно каждый день доказывать, что ты достоин – этой работы, этого положения в обществе, этого круга. И даже добившись признания, такой человек в глубине души ждет разоблачения – так говорит критикующий и обесценивающий отец внутри него. Человек, которому посчастливилось иметь признающего его ценность отца, не нуждается в каждодневном доказательстве того, что он достоин уважения. Он уважает сам себя, не лезет из кожи вон, и не заглядывает в чужие глаза, надеясь разглядеть там интерес к себе. И, увы, это огромная редкость. Особенно тяжелые последствия наступают, если отец проявляет насилие – физическое, эмоциональное, сексуальное. Тогда и мир, который получает в наследство ребенок – это очень опасное место, где сильный всегда прав и может сделать с тобой все, что захочет. Насилие отца опасно еще и тем, что, несмотря ни на что, он остается важнейшей фигурой, которая, в представлении ребенка, любит его. Так любовь навсегда оказывается связанной с насилием. Впоследствии он сам может проявлять насилие в любви или, например, создавать пары с подавляющими людьми. В его понимании, или «картине мира», как говорят психологи, если нет насилия, то нет и любви. Трагедия такого наследия заключается еще и в том, что непризнанный и незащищенный ребенок не может психологически вырасти. Другими словами, под оболочкой взрослого продолжает жить маленький мальчик или девочка, которые по-прежнему ищут защиты и признания у архитипических носителей власти и авторитета - государства, начальника, президента. Что случится, если мальчикам позволят плакать? Когда мальчики плачут – от обиды, досады, потери – они (так же как и девочки) учатся проживать свою боль. На психологическом уровне это означает: «Да, со мной произошла неприятность, и я имею право отгоревать свое несчастье». И тогда даже сильное и трагическое событие начинает терять свою силу. Появляется энергия для того чтобы жить дальше. Это психологический закон, и никому еще не удавалось обойти его без потерь. Если мальчик или девочка, мужчина или женщина не позволяют себе проживать свою боль – и хуже всего – отрицать ее, то придется за это дорого заплатить. На удержание боли тратится огромное количество душевной энергии. Насилие над собой рождает много злости, которую надо куда-то девать. Злость – это очень сильная энергия, которая не может рассосаться сама по себе. Все деструктивные модели, описанные выше, берут свое начало в самоподавлении. Посудите сами – откуда возьмутся у такого человека силы сочувствовать кому-либо, хотя бы и собственному ребенку? Вот и остается только – вкалывать – потому что должен, расслабляться с пивом – потому что невозможно жить в постоянном напряжении, и выплескивать эмоции только на футбольном матче. Принять мальчика с его эмоциями – значит обеспечить его душевное здоровье и более полноценную взрослую жизнь. Если его ценят, уважают – он также будет ценить и уважать. И если ему не приходилось удерживать и подавлять свои чувства, он не будет требовать этого и от своих близких. Только уважая себя, мы способны проявить уважение к другим людям. Разве не этого мы все хотим?


или 7 способов, как не стоит бороться с ранней детской жадностью Суровый мир без прикрас приходит к маленькому человечку в образе малышей, отбирающих чужие игрушки и не дающих поиграть своими. Позволить ли ему защищать свои игрушки от других детей или преподать урок щедрости? Как научить постоять за себя и свою собственность, не вырастив детку жадиной? Как и чужих не обидеть, и своего не подставлять? Слово «Мой!» или «Мое!» возникает, как правило, уже в возрасте 1,5-2 лет. Вскоре после его появления многие родители сталкиваются с «кризисом жадности», когда нежелание малыша делиться «своим» и активное отстаивание собственности настораживает, а то и всерьез начинает пугать. Еще совсем недавно ему было все равно: малыш с легкостью отдавал игрушки, не обращая внимания на то, кто ими играет... Но теперь кричит, вырывает из рук свои игрушки, пускает в ход кулаки, кусается, толкает, бьет по рукам, становясь грозой всей детской площадки... Родители зачастую автоматически применяют комплекс слов и мер, эффективных и не совсем, безобидных и не очень. Давайте посмотрим на себя со стороны и разберем семь примеров, как, пожалуй, не стоит обращаться со своим маленьким собственником. 1. «Ты жадина!» Немало есть малышей, которые не поделятся даже увидев обиженное личико соседа или что их сестренка заплакала. Просто так их игрушки никто не имеет права трогать, и на детской площадке они не одни такие - малыши с развитым чувством собственности. На полуторагодовалых деток еще рано ставить штамп «жадины-говядины». Девочка полутора лет вынесла из дома каталку-паровозик. При катании труба его то поднимается, то опускается, за чем с интересом следит мальчик. Карапуз подошел, встал рядом, не отходит и ждет. Подключается его мама. - Дай нам поиграть, пожалуйста! - Мой! Мой! - вцепляется в игрушку девочка. - Фу, какая жадина! Пойдем отсюда! Ее мама ответила весьма мудро: - Она не жадина: она просто еще не совсем разобралась, что к чему в этом мире. Маме же мальчика нечего было ответить. Дети, конечно, понимают, что слово «жадина» - это что-то очень нехорошее, это «обзывательство». Хочется назвать свое отношение к вещам чем-то другим, иным словом, только они совсем не знают каким. Ребята очень любят перекусить чем-нибудь вкусным на улице. Вот и забавный своею находчивостью мальчик лет пяти, которому покупают угощения только с условием, что он не будет жадничать и будет угощать других ребятишек, отвечает: «Я не жадный, я умный!». А годовалый ребенок еще не понимает, что такое «жадина». Почитайте книги, вместе посмотрите мультфильмы о жадности и щедрости, и тогда маленький человек сам сделает свой личный правильный выбор. 2. «Быстро поделись, я говорю!» На площадке каждый год происходит сцена на тему: «Поделись!», год за годом меняются только участники. Бывшие «жадины» с возрастом становятся более дружелюбными, зато подрастают новые участники баталий, которые за «моё» могут и стукнуть для убедительности. Мама авторитарного стиля учит свою дочку, хнычущую : «Опять ты жадничаешь? Ну-ка поделись быстро формочками. Быстро, я сказала!» Если у малыша силен инстинкт собственности, то даже будь он дома примерным, послушным и добрым, он все равно будет отстаивать то, что считает своим. Как нельзя не отнимать у других детей, если это мое? Не сумев удержать собственность, он испытывает тяжелую потерю, настоящее горе. Профессор Дольник В. Р. в «Беседах о человеке» так комментирует детские переживания: «Такое безутешное дитя кажется упрямым и жадным, мы ругаем его, часто помогаем чужому малышу забрать у него игрушку - и еще более увеличиваем его горе». Забудьте требования "Отдай малышу свою игрушку, не будь жадиной", хотя и продолжайте рассказывать, что можно делиться или меняться. Не «отдай», а «поделись (если хочешь)», «давай, (если хочешь), поменяемся лопатками с Соней». Уважайте собственность ребенка, и он будет уважать чужую. Всемирно известный педиатр Бенджамин Спок призывал матерей перестать фокусировать воспитание малышей лишь на выработке послушания и дисциплины, изменить свое поведение, стать более гибкими и нежными по отношению к своим детям, понимать их нужды. Б. Спок объяснял, что надо щадить детей с сильным инстинктом собственности, уважать их выбор, относиться к ним, как к личностям. Уже сменилось не одно поколение родителей, чьи дети выросли по руководству Спока, они не стали ни жадными, ни грабителями; те же, из кого жадность насильно выбивали, нередко становились таковыми. 3. «Смотри, какой добрый мальчик, не то, что ты!» Комментируя действия чужого ребенка подобным образом, мы не вызываем у своего ребенка желания подражать хорошему мальчику, даже напротив, тем самым можем усугубить ситуацию. Наше дитя захочет проверить, любим ли мы его или уже другого ребенка? Даже в нас самих такое сравнение вызовет негативную реакцию, зависть и отторжение. Не стоит сравнивать своего малыша с чужим, «хорошим». Пусть лучше «хорошим» будет любимый мишка крохи, такой щедрый и с игрушечным зайчиком, и с собачкой! Или положительный герой мультфильма или рассказа, на месте которого представит себя малыш. 4. «Сами разберутся!» Скорее всего, пока ваш малыш еще только учился ходить, вы видели то, как на год старшие детишки норовят у него отобрать игрушки, свои или ваши. Возможно, и вы испытывали негодование от того, что мамы не прикладывают усилий и не оказывают должного педагогического воздействия на свое чадо: - Почему Вы не запретите своему сыну отбирать, выхватывать из рук игрушки у других детей? - Во-первых, это его личные игрушки, а во-вторых, как же, по-вашему, я должна это сделать? С радостью и по своему личному желанию делиться игрушками дети начинают только к 3-4 годам. В год-два еще рано от них этого требовать! - Да, нужно с раннего детства приучать делиться игрушками! Моя никогда не жадничает! Сами видите, если её просят - всегда дает! - поддерживает другая. Обе стороны правы. Воздействовать надо, но и уважать интересы и решения ребенка тоже. Как быть? С равнодушием сидеть в сторонке, читая книгу или общаясь с другой мамой, или скорее бежать на подмогу? Материнская интуиция лучшим образом подскажет, как быть; хотя можно предложить и примерную последовательность действий. Когда ваш и соседский карапуз тянут руки к одной игрушке и назревает конфликт, «невзначай» переключите внимание своего ребенка на другие виды деятельности, освободились ли качели, вернулась ли ваша машинка, а не хочет ли малыш испечь тортик или покататься с горки? Попросите карапузов поменяться игрушками. Двухлетний малыш может последовать вашим советам («поделись» и «поменяйся»), но ни в коем случае не обязан всегда делать это. Когда щедрость не из-под палки, и без лишних слов малыш поделилсяили поменялся с другом своими игрушками, – стоит похвалить. Постарайтесь убедить ребят в том, что играть вместе гораздо веселей. Если конфликт уже вот-вот разгорится, разведите малышей в разные стороны. Дайте им остыть, успокоиться. Обсудите со своим ребенком создавшуюся ситуацию, наедине. Сложные ситуации (обидчик толкнул в грязь, обсыпал песком, сильно ударил вашего малыша) следует разрешать не с ним, а с его родителями. 5. «Что ты заладил, мое да мое?!» Постепенно у малыша формируется представление, что есть что, что есть чье. В какой-либо период жизни (у кого-то пара недель или месяцев, а у кого и год) он особенно часто делает акцент на своей собственности: «Это моя мама, это мой папа, это моя футболка, это моя машина, это мои ботинки». Он твердит «Мой», «Мое», «Моя», и очень на этом настаивает, пока не скажешь «Да, это твоё!». Стоит же возразить что-то против - обижается до слез. Ребенку нужно получить подтверждение, быть морально подкрепленным и уверенным, что эти вещи его, для него это важная опора. Для малыша крайне важно разделить вещи на свои, брата, папины, мамины, чужие. Родителям в таком случае стоит не отмахиваться, а несколько раз объяснять, что к чему. У каждого члена семьи есть свои личные вещи (например полотенце, расческа, зубная щетка, косметика у мамы) этими вещами нельзя другим пользоваться. Во-вторых, есть и своя одежда, которой пользоваться тоже не стоит, да и не получится, мама не наденет дочкины туфельки или папины джинсы. В третьих, есть вещи, которые можно брать, но только с разрешения хозяина (кукол сестры, велосипед соседского мальчика на площадке). А в-четвертых, есть вещи которыми пользуется вся семья (стол, стулья, посуда, одеяло). Ребенок узнает, где его собственность, а где чужая. Уважая свою, он приучится уважать чужую. Когда пытливое дитя удостоверится, что таков общий порядок, он примет это как должное, приучится брать чужие вещи с согласия хозяина, перестанет акцентировать внимание на личностной принадлежности вещей. 6. «Не ходите к психологу!» Когда наивная детская жадность принимает маниакальный оборот, возможно, самое время зайти к детскому (или, если ребенок ходит в детский сад – детсадовскому) психологу. Чтобы не углубить проблемы стоит поговорить о том, каковы причины того, что когда-то добрый и милый кроха жадничает и дерется. Нередко и воспитательницы, и няни, и бабушки, и соседки машут руками в ответ на сомнения: «Не вздумайте!». Почему не стоит идти к психологу объясняют так, что сразу на ребенка и на родителей «поставят позорное клеймо», что «себе дороже выйдет», что потом не оправдаешься... Психолог выяснит, какое положение в семье занимает ребенок, какие у него взаимоотношения с домашними, поможет узнать главное - в чем корни жадности. На основании совместного анализа ситуации вы вместе вынесете решение, какие конкретные действия предпринять, как ему помочь. 7. «Мне жадина не нужен!» Малыш Никита, трехлетний владелец музыкального вертолетика бежит к папе с негодованием: "А Саша мой вертолет отобрал!» На что его папа, на которого обращено едва заметное внимание мам, словно ждущих разумного мужского влияния, отвечает: «Пусть возьмет, поиграет, ты же тоже брал его машинки!» Но, видя что Никита готов заплакать: "Рыдать иди куда-нибудь в другое место! Нечего жадничать! Мне сын жадина не нужен!" Да, после таких слов малыш рыдать уже не собирается. Но что же происходит в этот момент в душе человечка, который внешне подчинился воле отца, добившегося результата таким эффективным, но травмирующим способом?! Детей повзрослее и посмышленее, можно если и не испугать тем, что они как таковые не нужны, то обескуражить возможностью той ситуации, что их не будут любить. Этот страх, «страх, что меня не любят», Лууле Виилма называет «страхом страхов». Л. Виилма, врач акушер-гинеколог, специалист с многолетним опытом в области медицинских и духовных практик, пишет: «Человек, который страшится того, что его не любят, подсознательно хочет видеть себя хорошим и достойным, чтобы быть любимым». Ребенок будет послушен, ему необходимо быть нужным и любимым! Со словами «не нужен» вселяется страх, что родительская любовь не безусловна, что любят их только «если» (они слушаются, делятся), лишь «пока» (не капризничают, не плачут). А, может, и совершенно не любят? Л. Виилма с сожалением отмечает: «Страх "меня не любят" - особенно велик у детей. Об этом говорит их поведение, успеваемость, нервозность, частые болезни». Современный ребенок, не получивший домашней любви, может искать ее как раз в тех же игрушках, купленных заботливыми мамами и папами, которым некогда играть. Игрушки, разумеется, не заменят для маленького собственника родительской любви, но могут стать ее символом, что никак только увеличит проявления «жадности». Уделите малышу побольше внимания и ласки, гуляйте, играйте, читайте, развлекайтесь, обнимайте его – и эти проявления исчезнут сами по себе. Почему люди становятся жадными? Относительно настоящих взрослых жадин, причины жадности могут крыться в страхе, что их не любят, в неумении любить, в отсутствии доверия к жизни, в заниженной самооценке - все это родом из детства. Ученые пытались выяснить, какое количество объятий нужно малышу для нормального самочувствия и хорошего настроения. А также сколько ему нужно поцелуев и поглаживаний в день. Может, корень проблемы в том, что маленький человечек недополучает положенной ему ласки, вот и чувствует никому не нужным, становится раздражительным, капризным. Лучшая профилактика жадности – приподнятое расположение духа и просто ваша любовь.


Если с ребенком сидят бабушки и дедушки, он будет хуже учиться в школеЕсли мать, выходя на работу после декретного отпуска, оставляет своего ребенка на попечение бабушек и дедушек, она должна знать, что в школе ее чадо будет учиться хуже по сравнению с теми детьми, которые ходили в детский сад или о которых заботилась няня. Такие выводы содержатся в новом исследовании, финансировавшемся правительством Великобритании. Доклад, рассказывающий об исследовании, называется "Работающие мамы: как работа матери влияет на развитие ребенка в первые годы жизни?".
Результаты исследования открывают новую страницу в дебатах о влиянии на развитие малышей выхода матери на работу, а также заставляют по-новому взглянуть на вопрос о стоимости услуг детских садов и нянь.


При воспитании детей этого возраста необходимо продолжать развивать зрительное и слуховое восприятие. Со второго полугодия жизни резко возрастает интерес ребенка к окружающему: к взрослым, детям, животным, игрушкам и различным предметам. Наибольший интерес для ребенка представляют воспитывающие его взрослые. В 8—9 месяцев ребенок меняет позу, чтобы лучше увидеть воспитательницу или няню, прислушивается к их голосу, сам издает звуки, чтобы привлечь к себе внимание. Все больше проявляется различное отношение детей к людям. При появлении близкого человека ребенок бурно проявляет свою радость — визжит, стремится к нему приблизиться, приподнимается, кряхтит, желая, чтобы воспитательница взяла его на руки, а если она не делает этого, начинает плакать.


Детская площадкаРазговорились однажды две мамы за чашкой чая. Их юные чада резвились в комнате. Мамы периодически к ним заглядывали. И продолжали разговор. - Вот ты мне скажи: кто главный на детской площадке, родители или дети? – спросила мама полуторагодовалой Лены. - Дети, конечно. Это же детская площадка. А почему тебя это интересует? – спросила в ответ мама почти двухлетнего Сани. - Поневоле задумаешься, когда только и слышишь там родительские окрики: «туда нельзя», «сюда нельзя» - Просто некоторые родители не понимают, зачем они с ребенком гулять выходят.


article 374

article 374

26.06.19
Боль в животе можно разделить на острую и хроническую. Острая боль возникает вследствие острого хирургического заболевания, травмы или острого
Головная боль у детей. Причины и лечение головной боли
Жалоба на головную боль — одна из самых распространенных у детей. Симптом возникает вследствие раздражения болевых рецепторов сосудов и оболочек
Анорексия у детей
Анорексия - это отсутствие аппетита при неизменной физиологической потребности в питании. Возникает как следствие нарушения деятельности
Мигрень у детей. Лечение мигрени у детей
Детей, жалующихся на приступы
Инфекционный мононуклеоз у детей. Симптомы и лечение
Инфекционный мононуклеоз называется еще инфекционным реактивным ретикулезом, или болезнью Филатова. Страдают им преимущественно дети от 4 до 14 лет;
Бородавки у ребенка
Бородавки вызываются папилломавирусом человека. Это маленькие плотные сухие наросты на коже с неровной ворсинчатой поверхностью, величиной от


http://detckijvrach.ru - журнал о здоровье детей онлайн © 2011 Все права защищены. Детское врачевание
Копирование материалов разрешено при условии установки активной ссылки на - http://detckijvrach.ru/

    Яндекс.Метрика